22 января 2014 г.

110 лет любимому писателю Аркадию Гайдару

Арка́дий Петро́вич Гайда́р (настоящая фамилия — Го́ликов; 9 (22) января 1904, Льгов, Курская губерния — 26 октября 1941, близ села Лепляво, Каневский район, Черкасская область) — русский советский детский писатель, участник Гражданской и Великой Отечественной войн.

Ранние годы[править | править исходный текст]

Родился в 1904 году в посёлке сахарозавода под Льговом, ныне Курской области, в семье учителей — Петра Исидоровича Голикова (1879—1927) и Натальи Аркадьевны Сальковой (1884—1924), дворянки, дальней родственницы Михаила Юрьевича Лермонтова. Родители будущего писателя участвовали в революционных выступлениях 1905 года. В 1908 году покинули Льгов. П. И. Голиков поступил на службу в акцизное ведомство. В 1910 Н. А. Салькова окончила акушерские курсы и недолгое время после этого работала фельдшером. В 1912 году П. И. Голиков получил назначение в Арзамас. Там Аркадий Голиков и жил вместе со своей семьёй до 1918 года.

Арзамас. Дом, в котором прошло детство А. Гайдара. Сейчас в доме расположен музей.

В Первую мировую войну отца забрали на фронт. Аркадий, тогда ещё мальчишка, пытался добраться на войну. Попытка не удалась, его задержали и вернули домой.

Участник Гражданской войны. В 1918 году, в 14 лет был принят в коммунистическую партию (РКП(б)) с правом совещательного голоса. В конце декабря 1918 года был зачислен в Красную армию. В 1919 году обучался на курсах подготовки командного состава в Москве. В конце года получил назначение в действующую армию помощником командира взвода. Участвовал в боях на разных фронтах Гражданской войны, был ранен, контужен. В октябре 1920 года направлен в Москву на курсы командного состава. В феврале 1921 досрочно окончил Высшую стрелковую школу по отделению командиров полков. В марте 1921 вступил в командование 23-м запасным стрелковым полком 2-й запасной стрелковой бригады Орловского военного округа, затем был назначен командиром батальона на фронте[1].
Участие в подавлении антисоветского движения[править | править исходный текст]

В начале 1921 года во главе батальона, а затем сводного отряда действовал против двух повстанческих «армий» Антонова в Тамбовской губернии. В конце июня 1921 года командующий войсками в Тамбовской губернии М. Н. Тухачевский подписал приказ о назначении Аркадия Голикова, которому в то время ещё не исполнилось и 18 лет, командиром 58-го отдельного полка по борьбе с бандитизмом. Полк также действовал в Тамбовской губернии.

С февраля по ноябрь 1922 года находился в Енисейской губернии, возглавляя отряд ЧОНа, подавлявший антисоветское повстанческое движение в Хакасии (в Ачинско-Минусинском районе Енисейской губернии), лидером которого властями считался И. Н. Соловьев.

19 марта комбат Голиков получил назначение на должность начальника Второго боевого участка Ачинско-Минусинского боевого района. 26 марта выехал из Ужура в село Божье Озеро, а с 29 марта принимал командование участком[2]. В его распоряжении находились 102 красноармейца 2-й роты 6-го сводного отряда с четырьмя пулемётами и 26 кавалеристов, позднее численность бойцов увеличилась до 165 человек. Выделив сорок красноармейцев для охраны курорта «Озеро Шира» и десять — в качестве гарнизона села Солёноозёрное, Голиков основные силы держал при себе[3].

Уже в начале апреля 1922 года, оказавшись с небольшими силами в районе, где, по его мнению, половина населения поддерживала «бандитов», Голиков информировал командующего губернским ЧОНом о необходимости, по опыту Тамбовщины, введения против «полудиких инородцев» жёстких санкций, вплоть до полного уничтожения «бандитских» улусов[4]. С появлением 18-летнего командира среди чоновцев участились случаи жестокого отношения к хакасскому населению. Конфискациям (мародерство) и экзекуциям (избиениям и поркам) подверглись жители улусов Барбаков, Подкамень, Балахта, Сулеков, Большой Арыштаев, Малый Кобежиков и рудничных посёлков.

Представитель военной власти не сумел наладить отношений с местными Советами и с уполномоченными губотдела ГПУ, которые, по его мнению, больше следили за поведением чоновских командиров и не занимались своими прямыми обязанностями — созданием агентурной сети. Голикову, по его собственным словам, «пришлось лично вербовать себе лазутчиков». При этом он обставлял свои действия устрашающими атрибутами[5].
Методы молодого командира вскоре вызвали недовольство со стороны как населения, так и местных властей. Голиков не обременял себя формальностями, избиения и даже расстрелы не раз осуществлялись им просто «по подозрению» в сотрудничестве с бандой. Конфискации происходили в соответствии с нуждами отряда и были восприняты населением как грабёж. Вербовка также проводилась при помощи избиений и под угрозой расстрела. Так, 19 и 27 апреля 1922 года комбат Голиков по подозрению в связях с бандой арестовал Ф. П. Ульчигачева и И. В. Итеменева, которые после допроса согласились стать его разведчиками[5].

В свои молодые годы комбат злоупотреблял алкоголем. Сложные отношения сложились у Голикова и с подчинёнными. Шестеро красноармейцев из вернувшегося с оперативного задания взвода, выказавших недовольство его поведением, были арестованы и при отправке в Форпост лишены своих вещей. 24 апреля командир этого взвода подал вышестоящему командованию рапорт, в котором обвинил комбата в развале своего подразделения[6].

В мае 1922 года по приказу и с участием Голикова чоновцы расстреляли и убили при попытке к бегству пятерых человек[7]. Такое отношение к населению со стороны чоновцев и их командира вызвало озабоченность представителей местной власти. Жалобы на деятельность «Аркашки» поступали в Ужур, Ачинск и Красноярск. Телеграмму с просьбой принять меры по спасению людей прислал заместитель председателя Усть-Фыркальского исполкома Коков.

3 июня особым отделом губернского отдела ГПУ было начато дело № 274 по обвинению Голикова в злоупотреблении служебным положением. На место выезжала специальная комиссия во главе с комбатом Я. А. Виттенбергом, которая, собрав жалобы населения, заключила свой отчет требованием расстрела бывшего начальника боеучастка. 7 июня из штаба губернского ЧОНа в особый отдел была передана резолюция командующего В. Н. Какоулина: «Арестовать ни в коем случае, заменить и отозвать».

14 и 18 июня Голиков был допрошен в ГПУ. Показав, что все расстрелянные являлись «бандитами» или их пособниками, он признал себя виновным лишь в несоблюдении при осуществлении данных акций «законных формальностей». Согласно его объяснению, оформлять протоколы допросов и расстрельные приговоры было некому. Начальник особого отдела Коновалов нашёл Голикова виновным в самочинных расстрелах и подлежащим заключению под стражу. 30 июня дело Голикова губотделом ГПУ по указанию президиума Енисейского губкома РКП(б) было передано в контрольную комиссию при губкоме для рассмотрения его по партийной линии[8].

18 августа партийный орган решил обсудить его на совместном заседании президиума губкома и КК РКП(б). 1 сентября оно постановило перевести Голикова на два года в разряд испытуемых, с лишением возможности занимать ответственные посты[9].
Травматический невроз[править | править исходный текст]

Гайдара демобилизовали из РККА с диагнозом «травматический синдром». В анамнезе, «составленном со слов больного», было отмечено, что болезнь проявилась, когда он попал в Енисейскую губернию на борьбу с белыми бандами: «Тут появилась раздражительность, злобность, жестокость. Были случаи ненужных расстрелов, появилось ухарство, наплевательское отношение ко всему, развинченность… Стали появляться приступы тоскливой злобности, спазмы в горле, сонливость, плакал».

Затем Гайдар неоднократно лечился в психиатрических клиниках. Он постоянно испытывал резкие перепады настроения. Сохранились воспоминания о том, что он несколько раз резал себя бритвой, и только своевременное вмешательство близких и врачей спасало его от неминуемой смерти. Его внук Егор Гайдар, ссылаясь на семейные рассказы, утверждал, что это были не попытки самоубийства, а стремление причинением себе страданий перебить страшную головную боль, мучившую Гайдара. Писатель также злоупотреблял алкоголем и «во хмелю был страшен». В его записной книжке якобы имелась запись: «Снились люди, убитые мною в детстве»[10].[неавторитетный источник? 35 дней]
Литературная деятельность[править | править исходный текст]

Повесть «В дни поражений и побед», написанная в 1922-24 гг, была опубликована в 1925 году в знаменитом в то время ленинградском альманахе «Ковш». Реакция на повесть была отрицательной. В 1925 году переехал в Пермь, где активно публиковался в газете «Звезда». Здесь свет увидело первое произведение («Угловой дом», 1925), подписанное псевдонимом Гайдар.

В 1932 году Гайдар прибыл в Дальневосточный край для работы в газете Тихоокеанская звезда. Бывший сотрудник газеты А. Карелов вспоминал, что Аркадий Петрович приехал в Хабаровск 30 января 1932 года. Поскольку поезд опаздывал и приходил поздно ночью, главный редактор газеты Шацкий поручил Карелову встретить Гайдара на вокзале. Карелов позднее вспоминал: Встреча наша состоялась не у вагона, не на вокзале. Аркадий Петрович пришёл в редакцию пешком и застал меня спящим на диване: просыпаюсь и слышу, что кто-то рядом посвистывает и в такт мелодии притоптывает ногой. Посему то я накрыт пальто с головой. В щёлку вижу: в редакторском кабинете совсем светло, на краю стола под зелёным сукном сидит человек в меховой дохе, в шапке-чапаевке, с командирской сумкой через плечо. С ужасом догадываюсь: проспал!


Гайдар был принят на работу разъездным (специальным) корреспондентом, ездил по Дальневосточному краю, 7 марта был направлен в Ханкайский район для освещения посевной. В июне 1932 года приказом по газете на него были временно возложены «обязанности по освещению животноводства (кролиководства, овцеводства и пр.)», с 6 июля он был командирован в Сучан и Артём на Конференцию трудовых предприятий. В дневнике Гайдар писал о своей поездке на Сахалин на судне «Совет». Он принимал участие в работе литературного общества при газете (затем преобразованного в отделение Союза писателей СССР). Всего с февраля по сентябрь 1932 года Гайдар опубликовал в газете 19 статей, фельетонов, корреспонденций. Последней стала статья «Тарелка слив», опубликованная 11 сентября 1932 года. В ней поднималась проблема развития садоводства в городе и его окрестностях[11]

Писатель стал классиком детской литературы, прославившись произведениями об искренней дружбе и боевом товариществе.
Псевдоним[править | править исходный текст]

Сам автор однозначно и чётко о происхождении псевдонима «Гайдар» не писал.

Владимир Солоухин в книге Солёное озеро приводит рассказ, согласно которому псевдоним «Гайдар» связан с деятельностью А. П. Голикова в должности начальника 2-го боевого района ЧОН Ачинского уезда Енисейской губернии (ныне республика Хакасия) в 1922—1924 годах:
-«Гайдар»,- не торопясь, как обычно, говорил Миша, — слово чисто хакасское. Только правильно оно звучит не «Гайдар», а «Хайдар»; и означает оно не «вперед идущий» и не «вперед-смотрящий», а просто «куда». — Ну и почему же Голиков взял себе в псевдонимы хакасское слово «куда»? — А его так хакасы называли. Кричали: «Прячьтесь! Бегите! Хайдар-Голик едет! Хайдар-Голик едет!» А прилепилось это словечко к нему потому, что он у всех спрашивал: «Хайдар?» То есть куда ехать? Он ведь других хакасских слов не знал. А искал он банду Соловьева. И самого Соловьева ему хотелось поймать. Его из Москвы специально прислали Соловьева ловить, а никто ему не говорил, где Соловьев прячется. Он подозревал, что хакасы знают, где Соловьев, знают, а не говорят. Вот он и спрашивал у каждого встречного и поперечного. «Хайдар?» Куда ехать? Где искать? А ему не говорили.

Григорий Итпеков в газете «Ленин чолы» (ныне газета Правительства и Верховного Совета Республики Хакасия) за 12 февраля 1991 года писал:

Под рубрикой «ЖИЗНЕННЫЕ ДОРОГИ»
Гайдар — Хайдар?
(два лица одного человека)

<…>В это время в деревню чоновцы пришли. А их начальника к нам Агафон привел, чтобы жил у нас. Он сильно молодой был. Имя Аркадий. Но почему-то его все в деревне Архашкой звали. Так мама познакомилась с Голиковым. Они оказались ровесниками. Мама, Татьяна Федоровна, в то время не знала ещё по-русски хорошо. Поэтому общение было в основном с помощью жестикуляции рук. Иногда, когда забудет фамилию и несколько слов по-русски, смеялась и говорила: «Архашка, хайдар?» А он в ответ откликался как на фамилию, даже нравилось ему больше, просил его называть так.

<…>В Биригчуле, когда я там жил, в это время отмечала страна А. Гайдару 80 лет. В эти дни я написал письмо Гайдару Т. А. Сыну написал про случай с портретом и с матерью, и как хакасское слово Хайдар (куда ты) родилось и превратилось в Гайдар. Не знал адрес, написал в Союз писателей СССР.

Немного позже пришел ответ. Тимур поблагодарил меня за сведения об отце (я не написал об его расстрелах и убийствах, кого и сколько он без суда и следствия уничтожил людей). Но он не поверил в хакасское происхождение фамилии Гайдар. Тимур написал, что он мало знает о днях пребывания отца в Хакасии. [1]

Имя «Гайдар» напоминало писателю его школьные годы, имея в виду, что «Г» в этом имени означало «Голиков», «ай» — «Аркадий», а «дар», как бы перекликаясь с героем Александра Дюма Д’Артаньяном, «на французский манер» означало «из Арзамаса». Таким образом, имя «Гайдар» расшифровывается как «Голиков Аркадий из Арзамаса»[12].

Третья версия происхождения псевдонима и фамилии: с украинского «гайдар» — это пастух овец. У Аркадия Голикова с Гайдарами связано детство, так как он проводил с ними по нескольку летних месяцев несколько лет подряд. И эти места, и воспоминания детства насколько ему понравились, что он и выбрал себе псевдоним Аркадий Гайдар[13].
Произведения[править | править исходный текст]

Наиболее известные произведения Аркадия Гайдара: «P.B.C.» (1925), «Школа» (1930), «Дальние страны» (1932), «Четвёртый блиндаж», «Военная тайна» (1935), «Тимур и его команда» (1940), «Чук и Гек» (1939), «Судьба барабанщика»[14] (1938), рассказы «Горячий камень» (1941), «Голубая чашка» (1936). В произведениях 1930-х годов — героизация и романтизация Гражданской войны, преданность идеалам первых лет советской власти.

Произведения писателя вошли в школьную программу, активно экранизировались, переведены на многие языки мира. Произведение «Тимур и его команда» фактически положило начало уникальному тимуровскому движению, ставившему своей целью добровольческую помощь ветеранам и пожилым людям со стороны пионеров. С. Маршак называл Гайдара «всесоюзным вожатым».
Великая Отечественная война[править | править исходный текст]

Во время Великой Отечественной войны Гайдар находился в действующей армии, в качестве корреспондента «Комсомольской правды». Написал военные очерки «У переправы», «Мост», «У переднего края», «Ракеты и гранаты». После окружения в сентябре 1941 частей Юго-Западного фронта в районе Умань—Киев Аркадий Петрович Гайдар попал в партизанский отряд Горелова. В отряде был пулемётчиком.

26 октября 1941 года Аркадий Гайдар погиб недалеко от села Лепляво Каневского района

Его смерть канонически описывается следующим образом: пять партизан во главе с Гайдаром двигались по направлению к новой базе партизанского отряда (несли продукты для бойцов); утром 26 октября 1941 года они остановились на привал рядом с железнодорожной насыпью в районе села Лепляво у железной дороги Канев-Золотоноша. Гайдар взял ведро, чтобы набрать картошки в доме путевого обходчика. На самом гребне насыпи заметил притаившихся в засаде немцев. Успел крикнуть: «Ребята, немцы!», — после чего был убит пулеметной очередью. Это спасло остальных — они успели уйти от засады. По свидетельствам местных жителей, Гайдар был убит на рассвете, но засада была организована немцами ещё вечером. В состав засады входил мотоцикл с коляской и пулеметом. Всё это наталкивает на мысль, что причиной гибели Гайдара было предательство одного из местных жителей (возможно — путевого обходчика). То, что убитым был именно Аркадий Гайдар, выяснилось только после войны, но местные жители считали, что это был офицер, так как на нём были хромовые сапоги и полушерстяное бельё, выдаваемое офицерам.[источник не указан 339 дней]

Однако одна из лепляевских жительниц, дожившая до 21-го века, в интервью, данном корреспондентам канала ОРТ, категорически утверждала, что убили Гайдара не немцы, а местные полицаи. По её словам, непосредственным убийцей Аркадия Петровича был полицай Михайло Воропай — «у нас на селе, мол, все об этом знали»[источник не указан 80 дней].

В 1947 году останки Гайдара были перезахоронены в городе Каневе[15].
Личная жизнь[править | править исходный текст]

В середине 1920-х годов Аркадий женился на 17-летней комсомолке из Перми Лии Лазаревне Соломянской[16]. В 1926 году в Архангельске у них родился сын Тимур. Но через пять лет жена ушла к другому.

В 1934 году А. П. Гайдар приезжает повидаться с сыном в село Ивня Белгородской области, где Л. Л. Соломянская редактировала многотиражную газету политотдела Ивнянской МТС «За урожай». Здесь писатель работал над повестями «Синие звёзды», «Бумбараш» и «Военная тайна», а также участвовал в работе газеты (писал фельетоны, подписи к карикатурам).

Летом 1938 года Гайдар познакомился с Дорой Матвеевной Чернышёвой и женился на ней[1].
Награды[править | править исходный текст]
1939 — Орден «Знак Почёта»[17]
1963 — Орден Отечественной войны I степени (посмертно).
Память[править | править исходный текст]

Литературный музей А. П. Гайдара в Арзамасе
В Советском Союзе книги Гайдара играли огромную роль в воспитании подрастающих поколений. Имя Гайдара было присвоено многим школам, улицам городов и сёл СССР.
Памятник герою повести Гайдара Мальчишу-Кибальчишу — первый в Москве памятник литературному персонажу (скульптор — В. К. Фролов, архитектор — В. С. Кубасов) — установлен в 1972 году у Городского дворца творчества детей и юношества на Воробьёвых горах (в Советском Союзе — Дворец пионеров и школьников на Ленинских горах).
С 1938 по 1941 годы А. П. Гайдар жил в подмосковном Клину на улице Большевистской (ныне ул. Гайдара). Здесь он написал произведения «Тимур и его команда», «Дым в лесу», «Комендант снежной крепости». В Клину открыт мемориальный Дом-музей писателя и Центральная детская библиотека носит его имя.
Имя А. П. Гайдара носят Калининградская и Белгородская областные детские библиотеки, Калужская центральная городская детская библиотека, центральная детская библиотека г. Севастополя.
В 1978 году издан художественный маркированный конверт, посвященный писателю.
В 1983 году издан художественный маркированный конверт, посвященный писателю.
В Арзамасе имя А. П. Гайдара присвоено одной из улиц, городскому парку культуры и отдыха, школе № 7, центральной городской детской библиотеке, Арзамасскому государственному педагогическому институту. В городе расположен литературный и мемориальный музей А. П. Гайдара. Гайдаровскими называются пруды расположенные в центральной части города, на которых маленький Аркадий устраивал свои «морские бои». В городе сохранилось здание Реального училища, в котором учился писатель.
Wikipedia® 

Комментариев нет:

Отправить комментарий